28 августа 2019 года

Дочь, скажи «основы безопасности». Скажи «трансформация»

Девушка скрупулезно собирается на день рождения своей подруги. Уложить волосы. Легкий макияж. Серьги в ушах посверкивают под светом ламп. Застегнуть босоножки. И выйти в прохладный вечер. Который обещает так много.

 

Фотографии из прошлой жизни

 

Эту девушку зовут Настя. Она любит печь пирожные и мечтает о своем кондитерском бизнесе. А еще хочет быть врачом.

Прогулка с подругами вчетвером в городе была отличной. Каждый год одной компанией — уже добрая традиция. Настя живет в Таврическом районе. Развлечений там для девушки особо-то не сыскать. Поэтому периодические вылазки в Омск как глоток свежего воздуха. Столько кафе, ресторанов, кинотеатров и просто театров… только готовь кошелек.

Мимо проходят мамочки с колясками. Уютный тупичок, декоративные кусты, клумбы. Спокойно и приятно. И ни один мускул не вздрогнет. Даже тогда, когда из ниоткуда вылетает автомобиль и сшибает четырех подруг…

В тот же день Настю везут в реанимацию. Голова пробита. Отказали почки. Печень. Желудок. Кишечник. Пульс еле прощупывается. Остальные пострадавшие отделались ссадинами и ушибами. Весь удар пришелся на Настю… Водитель был пьян. Вот только в судебном процессе, который последует за тем, этот факт почему-то не будет рассматриваться как отягчающее обстоятельство. Согласно документам, это будет несчастный случай и причинение вреда по неосторожности…

Врачи не верили, что человека в таком состоянии можно вытащить. Но делали все, что от них зависело. Спустя 2 месяца с помощью гемодиализа удалось запустить работу почек. Этот день семья Насти справляла как праздник. Затем включился желудок. Девушку удалось полноценно накормить.

26 февраля Настю переводят в отделение нейрохирургии. Там она заговорила. Стала сама переворачиваться. Но медики все равно были непреклонны — пророчили лишь паллиативное отделение.

 

На ногах Насти образовались пролежни из-за нелучшего ухода в паллиативном отделении

 

Марина, мама Насти, усаживалась у кровати с дочерью и говорила ей в ухо: „Дочь, скажи «основы безопасности“». И Настя шептала: «Основы безопасности».

 

«Дочь, скажи „трансформация“»

 

И Настя отвечала: «Трансформация».

 

У нее не было памяти. Но, что радовало родителей, у нее была связь с этим миром. Она понимала его и мыслила себя в нем.

 

«Дочь, тебе удобно?»

 

(кивок)

Это счастье, когда мама вновь могла общаться со своей дочкой, длилось три недели. Врачи уже готовились к выписке пациентки. Пока 17 марта Настя не начала задыхаться.

Шесть минут длилась клиническая смерть. В течение этого времени клетки головного мозга неостановимо гибли без воздуха. Спустя невыносимо долгие шесть минут сердце Насти удалось запустить. Но весь прогресс, который удалось достичь за это время, исчез…

Спустя 5 дней Настю переводят в паллиативное отделение больницы № 4. Откуда затем мама забирает дочь домой с тяжелым сердцем. Каким-то образом врачи допустили образование пролежней…

 

«Они при мне ее брали, переворачивали. Так небрежно. И это в моем присутствии. А как они обращались с Настей, когда меня не было?.. Нет… я никому ее больше не доверю», — рассказывает Марина Мантуло.

 

Сейчас Настя живет в кругу семьи.

 

Любимая кошка Насти пока не входит в комнату хозяйки

 

С горем Марине помогли справиться муж и младший сын. Вселили силы, чтобы можно было двигаться дальше.

 

«Сейчас Насте не нужна реабилитация. Ей нужна наша любовь и забота».

 

Марина Мантуло не теряет надежды вновь поговорить с дочерью. Теперь вся ее жизнь — поиск.